Наводнение 1926 года

В наши дни, когда мощная дамба надежно защищает улицы Энгельса от весенних разливов Волги, редко кто задумывается о бедах и разрушениях, которые могло бы принести (и приносило не раз) половодье, если б не была сооружена эта дамба.

…Еще в апреле 1926 года саратовские метеослужбы уведомили покровчан о предполагаемом разливе Волги у обоих городов. 28 апреля в Покровске была создана комиссия по борьбе с наводнением, девизом в работе которой стала фраза: «Ни единой жертве воде!». Созданный отдел охраны города был поделен на пять групп, по количеству районов города. Приказом отдела от 30 апреля 1926 года была объявлена мобилизация имеющихся у граждан, государственных учреждений и организаций транспортных средств: барок, дощаников, моторных, рыбацких и «катательных» лодок. Регистрация их, с выдачей соответствующих удостоверений, проводилась в управлении коммунального хозяйства (ул. Коммунистическая, 45).

11 мая начальник судоходного надзора Саратовского участка сообщил городским властям: «Прибыль воды с верховьев Волги и Камы через пять-шесть дней начнется у Саратова и Покровска». Но еще ранее был начат в Покровске ежесуточный учет подъема; уровня воды в Волге.

На 9 мая горизонт воды составил 1247 см.
14 мая этот уровень поднялся до 1363 см.
15—16 мая началось затопление лесозавода и костемольного завода, а 21 мая горизонт воды составил 1548 см.

Для предотвращения случаев мародерства и борьбы с преступностью приказом начальника милиции от 21 мая в городе было установлено круглосуточное дежурство.

24 мая через Камышинскую дамбу вода залила часть города до улицы Кузнечной (теперь Маяковского), до угла горбольницы, и Линейную улицу (Пушкина) до мельницы.

В эти же дни началось массовое переселение жителей из районов затопления. А комиссия по борьбе с наводнением выдавала одну за другой справки примерно следующего содержания:

“… Дана сия гр-ну Калачикову Андрею, проживающему – Остров Оскорье, в том, что часов в 12 дня 27 мая сего года действительно проплыл мимо пристани Волги его, Калачикова, дом, покрытый шатровой крышей, без надворных построек.”

“… За три дня унесло водой в поселке Оскорье девять домов. Осталось двадцать восемь, для укрепления которых требуется канат. Каната нет, кроме того, его стоимость превышает стоимость самих домов.”

Начальники районных комиссий и часовые постов сообщали, что под угрозой прорыва находятся плотины, сооруженные в городе: между хлебными амбарами и базаром, между пристанью Покровской переправы и церковью Покрова, плотины, которые препятствуют проходу воды на Коммунарную площадь. Кроме этих плотин, горожане своими силами соорудили в западной части города плотину по Троицкой и Александровской улицам, которая сохраняла единственный проезд к парому на Новоузенской улице. Паром связывал центр города с его нагорной частью, где жили переселенцы из затопленных районов Покровска, поскольку вагоны, стоящие на железнодорожной амбарной ветке по улице Линейной, были переполнены пострадавшими от наводнения.1! В восточной части города жители соорудили плотину в районе Кр’аснявки и улицы Кривой. Для сдерживания напора воды на плотины и валы вдоль берега Волги были поставлены баржи, служившие волнорезами.

Несмотря на принятые меры, к 28 мая большая часть города была затоплена. Без воды оставались лишь несколько кварталов в северовосточном и западном направлениях.

В те дни губернская «Рабочая газета» в статье «Наводнение» писала:

» «Как и все приволжские города, Покровск примостился на самом берегу Волги. Волге стало тесно в своих берегах. Могучие неумолимые воды кинулись на Покровск, как хищный зверь на малепь-кого котенка. Город, представляющий кучу деревянных хат и саманных хибарок, в течение двенадцати часов погрузился в воду. Из двух-‘ сот кварталов осталось только двадцать. Было затоплено свыше семи! тысяч двухсот домов, городские бойни, пекарни, табачный склад,: первая и вторая мельницы, размыта бывшая Ухинская плотина,’ часть плотины костемольного завода. Пострадали лесозаводы, косте-мольный завод, под угрозой затопления электростанция.

27 мая на помощь горожанам прибыли красноармейцы полковой школы во главе с начальником школы т. Колесниковым. Они приняли участие в спасательных работах, дежурстве, переселении жителей из затопленных мест. Работа по переселению; оказалась самой трудной. Даже когда вода подходила к окнам домов, под крыши, некоторые горожане не желали покидать своих насиженных мест, поселялись со своим немудреным скарбом на. крышах, спокойно ожидая спада воды».    ‘

«Население сохраняло полную беспечность,— писала в другом номере местная газета.— Даже после того, как вода ворвалась; в город, занимая квартал за кварталом, обитатели со спокойным) любопытством созерцали невиданную картину. На предупреждение:! «Спасайтесь, затопит!» — обыватели отвечали с добродушной улыб- ‘ кой: «А может, не затопит?..» В домах, которые уже по колено; стояли в воде, хозяйки спокойно стирали белье, хозяева благодушно попивали чаек».

И все же основная масса населения, более двадцати тысяч человек, из затопленных мест была переселена.

По данным на 27 мая, в 131 вагоне на амбарной железнодорожной ветке города проживало более двух тысяч переселенцев. На 30 мая в 300 вагонах их было уже около пяти тысяч. Здесь же на небольшом расстоянии от вагонов находился и скот.

Целый бивуачный городок был создан на горе, в районе нынешней городской больницы. Туда паромами и на лодках доставляли переселенцев. В нагорной части людей селили в палатках. Когда палаток недоставало — использовали брезент. Жили горожане в сараях, амбарах, землянках. В одном из отчетов коменданта нагорной части сообщалось, что в 114 палатках и 120 домах, амбарах, сараях, землянках расселено около пяти тысяч человек. Двенадцать тысяч горожан расселено в других незатопленных частях Пок-ровска.

Трудная задача выпала на долю медиков. Но медицинская помощь населению города оказывалась немедленно. Не было недостатка в медикаментах. На горе был развернут амбулаторный пункт. Врачебные пункты с суточным дежурством и аптечками первой помощи были открыты в помещении территориального управления на улице Телеграфной, в здании теперешнего горвоенкомата, в клубе железнодорожников на Советской улице, в здании совпартшколы и в помещении мельничного управления на Крестовоздви-женской улице, в доме 8.

Днем выдачу лекарств проводила аптека № 2 на углу улиц Коммунистической и Центральной. Ночью — аптека № 1 на Коммунар-ной площади. В городе были открыты и ветеринарные пункты.

Городским властям пришлось усилить санитарный надзор в городе, поскольку законное опасение вызывало близкое расположение к местам переселения горожан скоплений коров, овец, свиней. Из-за затопления колодцев в городе не хватало питьевой воды, и комендант амбарной ветки приказал открыть задние ворота Троицкой церкви, чтобы дать возможность населению пользоваться колодцами за церковной оградой. t

В создавшемся положении трудно было обеспечить население продуктами питания, хотя на горе и работала передвижная лавка Центрального рабочего кооператива. Продуктов явно недоставало, что порождало все возраставшую спекуляцию.

Для поддержания постоянного сообщения между центром города и районами массового переселения с первых дней наводнения работали два парома на Новоузенской переправе, перевозившие за один раз пять подвод. Им помогали полторы сотни лодок, переправлявшие людей с утра до десяти часов вечера. После этого переправа на лодках разрешалась лишь по специальному удостоверению, с непременным условием передачи плывущих в лодке Дежурными от одного поста другому.

Стихийное бедствие, постигшее Покровск, запечатлел на фотопленку неизвестный фотограф. Два альбома с фотографиями техдней были переданы позднее в архив, где и хранятся теперь. А вот узнать фамилию фотомастера удалось лишь шестьдесят лет спустя. Помог документ, найденный среди бумаг комиссии по борьбе с наводнением 1926 года.

«В Комиссию по борьбе с наводнением от гр-на г. Покров-ска Поляндева В. А.

Заявление.

Прошу Вашего ходатайства перед ГПУ о даче мне разрешения на право производства фотографических снимков с районов города, затопленных наводнением, причем снимки, интересующие Комиссию, мною таковой будут предоставлены в двух экземплярах».

Жив ли фотограф? Имеются ли у него родственники, проживающие в нашем городе, хранятся ли у них в семейных альбомах, архивах документы по истории города? Эти вопросы интересуют не только работников городского архива, но всех любителей городского краеведения.

Пик наступления Волги на город пришелся на 23—29 мая 1926 года. 30 мая вода начала медленно отступать. Через неделю все чрезвычайные меры в городе были отменены. Покровск перешел на гражданскую самоохрану. И сразу же началась долгая трудоемкая работа по ликвидации последствий затопления. Сотни тысяч рублей нужны были на строительство разрушенных домов, на восстановление промышленных корпусов лесопильных и костемоль-ного заводов, беконной фабрики, мельниц… А необходимых средств не было, потому работы шли медленно, с большими перебоями.

И только в шестидесятые годы строительство городской дамбы по берегу Волги решило проблемы, связанные с прошлыми и будущими весенними подъемами воды в Волге.

Отзывов: 4 на “Наводнение 1926 года”

  1. Николай пишет:

    прикрепите фото к статье!
    http://engels.me/index.php?option=com_content&view=article&id=971:-1926-&catid=169:—-1926-&Itemid=250

  2. Денис Маркелов пишет:

    Очень познавательно и полезно. Спасибо…

  3. Денис Маркелов пишет:

    Прекрасный очерк. Интересная информация

  4. ТАТЬЯНА пишет:

    СПАСИБО! ОЧЕНЬ ПОЗНАВАТЕЛЬНО. ЗАЧИТАЛАСЬ!

Ваш отзыв

Навигация

Поиск

Архив

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Ссылки

Подписка