Покровск в годы революции (1917)

Несколько недель спустя в Покровск (а с 1914 года слобода Получила статус города) стали прибывать первые раненые. Появились военные лазареты. Затем в Покровск привели первые партии военнопленных. Это были австрийцы. «В серых кепи, в гетрах, и толстых невиданных ботинках, ободранные, запуганные, толпились они у волостного правления. Плотная толпа любопытных беззлобно рассматривала их» — такими запомнились «австрияки» девятилетнему Леле Кассилю.
За австрийцами в Покровске появились пленные мадьяры, венгры, чехи. Ненависти они не вызывали, разве что любопытство.
Едва покровчане начали привыкать к военным сводкам, к рассказам о фронте, как их умы стали будоражить новые понятия: забастовки, расстрелы рабочих, предреволюционная ситуация. А в феврале семнадцатого года из Саратова сообщили по телефону: царя свергли!..
Лето следующего 1918-го Леля провел в селе Квасниковка, отдыхал после нелегкого учебного года. В Покровск он вернулся в августе и не узнал свой город. Базарная площадь перед домом опустела. Базар исчез, а обезлюдевшую площадь скребли метлами бывшие городские богатеи. Среди них был и директор костемольного завода, виновный в памятной аварии. На соседнем по Брешке доме появилась вывеска «ЧК», а из окна на втором этаже пугающе торчало дуло пулемета… Ко всему прочему стало известно, что Покровск вышел из состава Самарской губернии и присоединился к Саратовской. «Давно бы так!» — радовались покровчане.
Неожиданно начались погромы. Если два десятка лет назад дома и торговые лавки евреев громили черносотенцы, то теперь во главе бесчинств стояли люди в солдатских шинелях, и громили они государственные винные и продовольственные магазины.
На Брешке толпа ворвалась в винный магазин, принадлежавший ранее торговцу Емцеву, и стала «бороться с пьянством».
Час спустя вся округа была пьяна. Вино из погребов несли кружками, кастрюлями, ведрами на коромыслах. Что не могли унести — текло по придорожным канавам. Не имевшие посуды ложились на землю и пили вино из ручья. Люди упились, как свиньи, свиньи — как люди. «Большая обвислая хавронья купалась в болоте из мадеры. На углу страдал пестрый боров. Его рвало шампанским».
Большевики пытались навести порядок: уговаривали, требовали, грозили. Наконец, из окна ЧК затарахтел пулемет. Свист пуль сделал свое дело — Брешка опустела.
Жертвой погрома стал лишь один человек: утонул в чане с портвейном.
Перемены в городе продолжались. Мировая война, споткнувшись о пролетарскую революцию, переросла в гражданскую-Мужскую покровскую гимназию соединили с женской… Семья врача Кассиля переехала с Базарной площади на Аткарскую улицу.
Покровск восемнадцатого года — это большой военный лагерь. Обозы с фуражом, провиантом, тряпьем, оружием заполнили городские улицы. По Базарной площади неуклюже двигался вперед-назад броневик, а на берегу Волги красноармейцы тренировались в метании гранат.
Здание гимназии, преобразованной в единую школу, передали под воинские учреждения. Школу перевели в классы бывшего епархиального училища, затем еще куда-то.
«Мы переезжаем из дома в дом,— вспоминал Лев Кассиль учебу тех дней.— Мы переселяемся иногда по нескольку раз в день. Переселением занимаются на большой перемене… Бывает, что утром мы не застаем школу на вчерашнем месте. И мы ищем ее по городу. Мы волочим по улицам парты и шкафы, глобусы, классные доски. И навстречу нам двигаются санитары с носилками и катафалки».

Отзывов: 2 на “Покровск в годы революции (1917)”

  1. Поиск информации о родителях прабабушки - пропавших в 1917-1918 (Покровск) пишет:

    Просим Вас помочь в сборе ЛЮБЫХ ДОСТУПНЫХ сведений о родителях нашей прабабушки – Лидии Матвеевны Вишневецкой. Если есть какая-то информация любая – сообщите лучше в личку.

    А именно просим об отце Лидии Вишневецкой. Его имя Матвей Федорович Вишневецкий (фамилия и имя точно, отчество – как запомнила девочка маленькая. Она потеряла родителей вместе с сестрой в сравнительно раннем возрасте).
    Прабабушка, как помнит, по своим детским воспоминаниям, что он был начальником железной станции, носил красную фуражку и трость. Он работал до революции на железной станции города Покровска ( ныне Энгельс) до 1917-18 гг.

    Прабабушка Лидия была рождена до революции в семье работника железнодорожной станции города Покровска. Потеряла семью в детстве в 1917-1918 годах, и была эвакуирована вместе с детдомом в связи с голодом в Беларусь.

    В настоящее время живет в Оренбурге, в возрасте 102 года. Хотя дата ее рождения не точна и была определена в детдоме.

    Далее ее рассказ:

    Рассказ Лидии Матвеевны Вишневецкой
    «Жили в Покровске недалеко была река или речка и рядом где-то церковь. Каждое воскресенье вся семья ходила в церковь.
    Семья ( папа,мама, две девочки и младший братик Аркадий) жили в доме окнами во двор, а дедушка и бабушка ( в другом дома?-И.С.) окнами на улицу.
    Дедушка ( чей папа не помнит- И.С.) был рыжим ( а бабушки- цвет волос,глаз -И.С.).

    Папу звали Матвей, отчество,кажется, Фёдорович. Он был серьёзным и солидным человеком,уходил утром, а вечером возвращался (с работы?-И.С.).
    На голове, помнится, у него шапка-фуражка красного цвета ( железнодорожная форма?-И.С.) ив руках трость( сколько можно было дать ему? -И.С.)

    Вечерами папа играл на виолончели/контрабас и слушал на граммофоне музыку – она в открытые окна разносилась по округе.
    Мама ( фамилия, вероятно, Макарова – откуда это помнит?) из Смоленска ( у бабушки в паспорте – где родилась?-И.С.).
    Часто пекла пироги с мясом и рисом. Приходили гости, часто одна и та же пара. И тогда пили чай с пирогами, вино никогда. А женщина ( возраст?-И.С.) в фартучке беленьком ( горничная?-И.С.) подавала чай.

    Были также дядя Коля и дядя Вася ( где жили — здесь же? С чьей стороны дяди, цвет глаз/волос- И.С.)

    Бабушка в школу ещё не ходила ( значит, сколько лет было, когда в то время детей в школу отдавали?-И.С.)

    Маму и папу больными она не видела.
    Однажды утром ( осенью? – так как как было одеяло -И.С.) ( предположительно 1917-1918, детдом открылся на 50 человек в 1918 году, первая половина года, только потом тиф. Хроника города -С.К.) бабушка посадила двух сестёр – старшую Лиду и младшую Надю ( ей было тогда около 4 лет) на лавочку около приюта, дала шерстяное одеяло и большую красивую куклу и сказала:
    “Сидите здесь и ждите меня, я скоро вернусь ( приду)…”
    Третьему ребёнку – мальчику Аркаше было тогда около года.
    На скамейке его не было и больше его не видели.
    Приют эвакуировали в Витебск, когда в Поволжье был голод ( какой год?-И.С. 1921-1922-С.К.)
    Поезд остановку сделал в Смоленске. Девочка Лида ( прабабушка -С.К.) вышла из вагона и зашла в ближайший к вокзалу дом. Там у женщины спросила ” Вы не знаете, где моя тётя живет?” ( назвала ли тётину фамилию? – вероятно, Лида знала. что её тётя живет в Смоленске- И.С.).
    В ( Витебске-?) санэпидемчасте ( санпропуск- И.С.) забрали куклу и одеяло,сказав, что отдадут позже.

    Привезли в детский дом,посадили в 1-й класс – “все дели были маленькие, а я большая” ( 10-12 лет?-С.К); было стыдно, и я не стала ходить учиться ( в школу?-И.С.)( по памяти прабабушки, информация этого абзаца относится к году,когда умер Ленин- 1924,январь)

    В детдоме троих девочек повели в ЗАГС и там им выдали документ, что им 16 лет ( может время подошло? – И.С.) (1927 год-С.K.?)
    В Витебске приехали люди усыновлять и выбрали Лиду. Потом вернули ( возраст, сколько времени в дочках? -И.С.)

  2. юрий пишет:

    Имею сведения о Вишневецких. Живу в Энгельсе. Бабушку Лиды звали Евдокия. Сам Матвей Федорович был телеграфистом. Братья Василий и Николай Вишневецкие.

Ваш отзыв

Навигация

Поиск

Архив

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Ссылки

Подписка