Вагнер и секретные документы («Золотой вагон» часть 7)

Километров четыреста проехали без каких-либо приключений. Лишь однажды, за станцией Салтыковка, в степи появился небольшой конный отряд вооруженных людей, скакавших наперерез поезду, но после первых же предупредительных выстрелов из шабалинского вагона они отказались от преследования.

Город Козлов находился на середине пути от Саратова до Москвы. Здесь, по словам начальника поезда, предполагалась двухчасовая остановка.

 —  Сходи, поговори с начальником станции, убеди его, чтобы отправил нас немедленно,— сказал Шабалин своему заместителю,— заодно кипяточком разживись, сварим чего-нибудь: надоело усевать всухомятку.

Вагнер вышел.

Не прошло и получаса, как поезд тронулся. Шабалин лег на скамью, закрыл глаза, подумал удовлетворенно: «Молодчина Федор, быстро уговорил начальника станции. Кстати, что-то долго его нет: видно, к ребятам с водой пошел. Пойду проверю, все ли там в порядке»

Бойцы находились на своих местах, но Федора с ними не было. Шабалин прошел по соседним вагонам — Вагнер исчез.

Первая мысль была: «Отстал от поезда». Дмитрий Андреевич метнулся в тамбур, рванул на себя ручку стоп-крана и спрыгнул на снег со ступеней остановившегося вагона.

—   Кто остановил? Что случилось? — уже бежал к нему начальник поезда.

—   Боец пропал,— ответил Шабалин и поправился: — Верно, отстал от поезда.

Начальник крепко выругался.

—   Стоило из-за этого останавливать состав! Да еще в степи, где банды гуляют.

Шабалин хотел объяснить, что у оставшегося чекиста секретные документы, но спохватился, промолчал.

—   Даю пятнадцать минут на стоянку. Больше не могу,— раздраженно заключил начпоезда.

Дмитрий Андреевич стоял у вагона, пристально вглядываясь в сторону Козлова: вдруг Федор каким-то чудом догонит их. Но отпущенные пятнадцать минут прошли, а его не было. Шабалину не хотелось допускать черных мыслей в отношении товарища. Вся недолгая жизнь Вагнера была безупречна. Служил при штабе Южной группы Восточного фронта. Точно выполнял боевые задания командующего Михаила Васильевича Фрунзе. По его же рекомендации Федора, как одного из активнейших чекистов, направили на работу в Уральск. И вот теперь он исчез с важнейшими Документами, которые с нетерпением ждут в Москве… Может быть, Федора перехватили бандиты? Может быть, его сейчас пытают?

Поезд тронулся дальше. Дмитрий Андреевич сидел у окна, погрузившись в мрачные мысли: следствие, трибунал, презрение товарищей… Шабалину стало жаль себя. «Мне же только чуть за тридцать,— подумал он.— Так мало прожито, мало и трудно». Он вспомнил, как бродил полуголодным мальчиком с артистами бала-Гана по волжским городам, потом обучался «культурной» профессии, хотел стать цирюльником, а стал крендельщиком, позже 3аливщиком галош и, наконец, устроился в Покровские железно-Дорожные мастерские. Там попал под влияние агитаторов-большевиков… Арест, суд, тюрьма, затем нелегальная жизнь. После революции Федор Вагнер боролся за установление Советской власти в Покровске и Саратове…

Шабалин вышел в коридор вагона, нервно зашагал по раскачивающемуся полу. На память пришли короткие встречи с Дзержинским. Феликс Эдмундович несколько раз беседовал с ним. Это было в июле восемнадцатого года, в дни работы V Всероссийского съезда Советов. Тогда Шабалин вместе с другими чекистами участвовал в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве, разоружая восставших в их штабе — особняке Морозова в Трехсвятительском переулке… Скоро, возможно, его ожидает новая встреча с Железным Феликсом. Как теперь Шабалин посмотрит в глаза Феликсу Эдмундовичу?

Ваш отзыв

Навигация

Поиск

Архив

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Ссылки

Подписка