Юзе и Альбина Мигурские

Рассказ Льва Николаевича Толстого “За что?” появлялся лишь в некоторых собраниях сочинений писателя и поэтому известен не многим читателям. Для жителей Саратовского края, особенно города Энгельса, он представляет значительный интерес.

…Взволнованный недавними революционными событиями, Лев Толстой в январе 1906 года начал работу над рассказом “За что?”. Героиня рассказа – польская девушка Альбина Ячевская – добровольно оставляет родительский дом и едет за далекую Волгу в город Уральск, куда сослан за участие в Польском восстании 1831 года ее любимый Юзе Мигурский. Став женой опального рядового 1-го линейного Оренбургского батальона, Альбина спустя несколько лет задумывает побег с мужем из Уральска в Польшу. Согласно их плану сначала была инсценирована смерть Мигурского, якобы утонувшего в реке, а через несколько дней, убитая горем, молодая «вдова» просит у местного начальства разрешения выехать на родину. Среди прочих вещей Альбина Мигурская повезла из Уральска и большой деревянный ящик, в котором, как она печально поведала жандармам, находилось тело умершей недавно ее грудной дочери. Что ж, вполне объяснимое желание матери похоронить дитя в родной земле. Жандармское начальство не стало проверять ящик, поверив матери на слово.

А план побега у Мигурских был такой. Юзе, спрятанный в ящике, едет с Альбиной в одном экипаже до Саратова. Там они наймут лодку и поплывут вниз до Астрахани и через Каспийское море — за границу.

Все началось благополучно. Сопровождаемая казаком и служанкой, Альбина за первые сутки доехала от Уральска до большого села Дергачи. К вечеру второго дня на противоположном берегу Волги показался Саратов.

«Не въезжая в Саратов,— пишет Толстой,— Альбина остановилась на левой стороне Волги в слободе Покровской против самого города. Здесь она надеялась в продолжение ночи успеть переговорить с мужем и даже вывести из ящика на прогулку. На следующее утро в Саратове Альбина сговорилась с лодочником и велела ему прийти в Покровскую слободу, на Логинов постоялый двор, чтобы посмотреть тарантас и получить задаток…»

Вернувшись в Покровскую слободу, Альбина увидела у своего тарантаса Юзе, стоящего между двумя солдатами. Это казак, сопровождавший Альбину из Уральска, выследил Мигурского и сдал

местным властям.

Значит, известный польский революционер Мигурский (а герои рассказа — лица реальные) был арестован в Покровской слободе? И одна из удивительных женщин Польши Альбина Мигурская, перед которой преклонялся Лев Толстой, тоже была схвачена здесь же? В этом вопросе помогли разобраться некоторые документы, хранящиеся в архивах Саратовской и Оренбургской губерний.

Они свидетельствуют о том, что беглецы действительно из Уральска поехали на Саратов, но не через Покровскую слободу,
а по правой стороне Волги,

И задержан Мигурский был не в Покровской слободе, а в городе Петровске. Об этом говорит докладная записка саратовского губернатора генерал-майора Власова министру внутренних дел: «Городничий города Петровска препроводил ко мне задержанного в г. Петровске по подозрению, одетого в женское платье, неизвестного мужчину, ехавшего на почтовых из Уральска в экипаж^ жены рядового Мигурского. Неизвестный мужчина есть Винцентий (у Л. Толстого — Юзе) Мигурский, рядовой 1-го Оренбургского батальона, действительно эмиссар польских мятежников…»

Потом был суд. Винцентия Мигурского отправили в Сибирь рядовым. Повторив подвиг жен декабристов, Альбина последовав за ним, разделив долю солдата-штрафника. В 1843 году она скончалась в Нерчинске, а в 1859 году Винцентий Мигурский получил разрешение вернуться на родину.

Вернемся к рассказу Л. Толстого «За что?». По воле писателя место поимки Мигурского перенесено из города Петровска Саратовской губернии в Покровскую слободу Самарской губернии.

Что же послужило этому причиной? Во-первых, Лев Николаевич совершенно не знал города Петровска (писать же о том, чего не знал, он не любил), а о слободе Покровской писатель много Слышал. 20 мая 1851 года братья Лев и Николай Толстые отошли от Саратовской пристани на лодке-косовушке, небольшой, но вполне пригодной для длительного плавания. В лодку установили тарантас, на котором прибыли в Саратов, и с помощью лоцмана и двух гребцов поплыли в Астрахань. Когда лодка отошла от саратовского берега, гребец-волжанин указал Толстым на противоположную сторону Волги, где виднелось крупное селение, и пояснил: «Это слобода Покровская».

Более полувека спустя Лев Толстой снова услышал о слободе от покровского колесника Василия Ермохина, с которым переписывался несколько лет. В те дни 1906 года, когда писатель работал над рассказом «За что?», Ермохин побывал в гостях у Толстого, и Лев Николаевич долго и с интересом слушал рассказы покровчанина.

Во-вторых, собирая материал для рассказа, Толстой не пользовался архивными документами, потому и не знал, каким путем ехали Мигурские от Уральска до Саратова и Петровска. А дороги было две. Одна — почтовая, через Оренбург, Симбирск и Покровск на Саратов — 1444 версты; другая — короткая, через Бузулук и Вольск (по левой стороне Волги) — около 500 верст.

Мигурские поехали, разумеется, по короткому пути.

Ваш отзыв

Навигация

Поиск

Архив

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Ссылки

Подписка